Не читайте до обеда советских газет

Skärmavbild 2014-06-08 kl. 20.42.21А все-таки я наивный человек. Вот приехала к нам в редакцию группа российских журналистов, и одна дама высказала желание взять у меня интервью по поводу моей книги о сторонниках Путина, которая недавно вышла на шведском и на эсперанто, и во скором времени выйдет и по-фински.

Почему бы и нет, если это ей интересно, я подумал. А зря.

О том, что вышла статья, я узнал по странным сообщениям в вКонтакте. Поискал, и нашел. И глазам своим не поверил. Половину цитат автор взял с потолка. Такого я отроду не говорил, и говорить не мог. Я все-таки не шизофреник, и более-менее знаю, что сам думаю. Впрочем, с потолка она также взяла практически все свои «вопросы», на которые я якобы отвечаю. Так что даже если цитата в каком-то случае верна, смысл её совершенно искажен. Не зря интервью назвали «скандальным».

Например вот так это выглядит:

Калле, почему же на ваш взгляд русские голосовали за Путина?

– Большинство говорили о стабильности в экономике, наступившей после кризисных для страны 90-х годов. О том, что у них теперь больше зарплата и они могут ездить за рубеж. Влиять на ситуацию в стране у них нет ни возможности, ни капли желания. Главное — чтобы в их семье все было спокойно.

Первое и второе предложения я действительно говорил. А третье уже выдумка автора. Я никогда не говорил, что у людей нет возможности влиять на ситуацию в стране. Я говорил, что многие видимо считают, что у них нет возможности влиять на ситуацию в стране. А это немножко другое. Но дальше – больше.

А как вы относитесь к фигуре Путина?

– Отрицательно. В вашей стране нет демократии. Он ее задавил. Информация в российских СМИ подается однобоко. Надо освещать обе стороны конфликта.

Цитата совершенно неточная. Смысл, правда, не очень далек от того, что я говорил, но это ни разу не мои слова. Я говорил не «отрицательно», а «критически». Еще я говорил я о том, что в России действительно есть проблемы с демократией и с правами человека, и о том, что в российской политике нет никакой реальной альтернативы Путину, потому что Путин не дает возможности появляться другим серьезным политикам.

Автор тогда спрашивала примерно:

– А вы считаете, что в России есть реальные альтернативы Путину?

Я ответил примерно:

– Я же вам говорю, не дают им возникать. Вы сами посмотрите, где сейчас Навальный.

Почему-то эта реплика в статью не попала.

Дальше – еще хуже.

Почему в шведских СМИ акцентируется внимание только на том, что Россия влияет на этот конфликт, а влияние США на весь этот процесс с самого начала игнорируется. Замгоссекретаря США, к примеру, раздавала печенье на Майдане…

– Но с трибуны Майдана она не выступала. Никто из американцев не выступал.

Тут опять все выдумано. Автор статьи во время интервью возмущенно говорила о том, как представители запада выступали с трибуны, а я возражал, что на трибуне официальных представителей западных стран практически не было, хотя кто-то и раздавал какое-то глупое печение. А еще я говорил, что у нас тоже неоднозначно воспринимали выступление Маккейна на майдане, но он все-таки оппозиционер, а не официальный представитель страны.

То, что я говорил о влиянии России на события на Украине, в статью конечно не попало. Ни слова о военном перевороте в Крыму и странном секретном голосовании крымского парламента практически под дулами автоматов, например.

А дальше опять придумали:

– Каждый празднует свои праздники, как хочет. Но в России почему-то забывают, что в войне победила антигитлеровская коалиция. И, прежде всего, Америка и Великобритания.

Я действительно говорил, что российские сми не очень охотно говорят о том, что в антигитлеровскую коалицию входили и и другие страны кроме СССР. А какие страны, спрашивает автор статьи. Ну как же, США, Англия, а также Франция и так далее, но все-таки в первую очередь США и Англия, я говорю. А это факт. Но само напоминание об этом факте почему-то в нынешней России считается умалением роли СССР в победе.

Однако о том, что «победили в первую очередь США и Англия», я конечно же ничего не говорил, потому что я так не думаю.

Зато я говорил о сотрудничестве Сталина с Гитлером и о разделе Польши. Ничего из этого, конечно, в статью не попало. А я же и говорил автору статьи, что об этом российские сми неохотно пишут. И оказался прав. А жаль.

Вклад этих сторон в победу над фашизмом вы считаете равномерным?

– Все в мире это понимают.

Такого вопроса и ответа вообще не было. Но тут в принципе могло возникнуть честное недоразумение. Я говорил о том, что во вторую мировую воевали во всем мире, а не только в Европе, хотя о других фронтах в России мало говорят.

А самое ужасное – впереди:

Ваша позиция по вышеозвученным вопросам, в том числе по Украине, — это позиция всех европейцев?

– Я представляю позицию своего издания и большинства.

Чистая выдумка. Я не главный редактор, и не всенародно выбранный представитель всех европейцев, чтобы представлять какую-то другую позицию чем свою собственную. Другое дело, что очень многие у нас думают примерно так же как я. Так я и говорил.

«Ультраправые — за людей нетрадиционной сексуальной ориентации»
На недавних выборах в Европарламент партия под руководством Марин Ле Пен во Франции набрала четверть всех голосов. В России часто цитируют ее заявление: «По указке США Россию в Европе представляют в невыгодном свете», приводят также ее мнение относительно Украины. Лидер французского «Национального фронта» полагает, что глупо пытаться заставлять идти на Запад страну, половина населения которой «смотрит на Восток». Франция имеет большое количество голосов в Европарламенте. А Марин Ле Пен называют возможной преемницей на посту Президента Франции. Значит ли это, что ваше мнение — это не мнение большинства?
– Это всего лишь мнение ультраправых. Они поддерживают Путина, а вместе с ним поддерживают людей нетрадиционной сексуальной ориентации и фашистов…

Во-первых, того, что написано в «вопросе», автор статьи не говорила, а только думала. Вслух она говорила, что и в Европе многие поддерживают Путина, и привела в пример госпожу Ле Пен. А я ответил примерно так:

– Ну конечно же. Ультраправым в Европе Путин естественно нравится, у них же политика похожа, они тоже в таком духе думают, что всех геев надо отправить в печку и так далее.

Возможно, она ослушалась. Возможно, у меня проблемы с дикцией, хотя многие мне говорят, что акцента у меня практически нет. Но как она вообще могла подумать, что европейские ультраправые – за права сексменьшинств? Это же признак полной профнепригодности. Она должна была хотя бы переспросить, если она думала, что я сказал такую странную вещь.

В следующий раз, если у меня просит интервью незнакомый российский журналист, я поставлю свой диктофон на видное место, чтобы сразу понятно было. И попрошу, чтобы текст интервью предварительно прислали мне на проверку.

Но главное, однако, в другом. Когда я сам беру интервью у кого бы то ни было, я стараюсь передать слова и смысл разговора как можно честно. Естественно, я поступал так же в случае интервью для книги. А совсем недавно получил письмо от одного из персонажей книги, которому, к моему удивлению, удалось прочитать свое же интервью на эсперанто, так как он талантливый лингвист.

И вот он мне и пишет, что я все правильно передал, единственное, с чем он не согласен, это то, что он «Человек Путина». А это просто название книги на эсперанто – Homoj de Putin, Люди Путина. Это лучший отклик, который можно было получить. Я и на самом деле от Путина не в восторге, но целью книги было писать не о том, как я сам отношусь к президенту РФ, а том, почему многие в России его действительно поддерживают. И это, как мне кажется, удалось.

Еще по теме

En kommentar till “Не читайте до обеда советских газет

  1. Добро пожаловать в старейшую профессию! Странно, что вы еще не поняли ее (профессии) суть. Сами себя почитайте и вы поймете, что ничем не отличаетесь от других.

Kommentarerna är stängda.