Свадьба Путина – сейчас в Швеции!

Svenska: Putins bröllop – nu i Örebro!

Putins bröllop i ÖrebroНет, Владимир Путин и на этот раз не женится на Кабаевой. И уж ни в коем случае не в Швеции.

И тем не менее эта придуманная свадьба опять актуальна. В этот раз об этом позаботилась Шведская Ассоциация Журналистских Исследований FGJ, которая пригласила на свой главный ежегодный семинар известного журналиста из России.

В своем почтовом ящике я в четверг нашел свежий номер журнала Шведского Союза Журналистов, Journalisten. А внутри номера я обнаружил статью о Григории Нехорошеве, бывшем главном редакторе газеты Московский Корреспондент.

Статью эту написал небезызвестный Йоханнес Вальстрём (Johannes Wahlström). Его самый известный труд – скандальная статья о том, как правительство Израиля управляет шведскими СМИ. Сразу после выхода статьи выяснилось, что самые скандальные цитаты он придумал сам, и потом ставил в уста известнейшим шведским корреспондентам, которые якобы в беседах пожаловались ему, что им «не дают написать правду».

Спрашивается, конечно, почему его статьи вообще берут в престижный журнал Союза Журналистов Швеции, и правильно ли он цитирует Нехорошева. Но будем считать, что правильно, пока обратное не доказано.

Статья называется «Его газету закрыли после статьи о Путине», и в буквальном смысле это, конечно же, правда. Также в буквальном смысле правда, что официальный «общий тираж» Московского Корреспондента был 150.000. Только в Швеции никто не понимает, что за зверь такой «общий тираж», и поэтому цифра 150.000 звучит довольно внушительно. На самом же деле ежедневний тираж Московского Корреспондента, конечно же, не превышало 30.000 экземпляров, и даже эта цифра, видимо, сильно преувеличена.

«Официальным объяснением закрытию газеты заслужило то, что она не была достаточно прибыльной», пишет Вальстрём. Но Московский Корреспондент, конечно же, вообще не приносил никакую прибыль, не мог ее принести, и такой цели вообще не могли поставить в первый год существования издания. Ведь это был политический проект Александра Лебедева.

А полной выдумкой является утверждение о том, что газета Московский Корреспондент «шаг за шагом становилась значительным фактором влияния» в России. Ведь до появления скандальной публикации о предстоящей свадьбе Путина, наверное мало кто вообще знал, что это за издание, еще меньше кто держал газету в руках. А из политической точки зрения, в апреле 2008 такая газета Лебедеву уже наверное и не была особо нужна, так как к этому времени выяснилось, что никаких больших политических перемен все равно не будет.

Самое странное во всем этом все-таки сама статья о свадьбе Путина, и то, как появление этой статьи освещается престижным журналом Союза Журналистов Швеции. Или, скорее, совсем не освещается.

Григорий Нехорошев сначала говорит Вальстрёму, что он «все еще верит, что это правда». Другими словами, Путин и Кабаева действительно сочетались на троицу в 2008 году? Ведь именно так звучала новость, которую опубликовала газета Нехорошева. Однако, чуть ниже в той же статье, Нехорошев почему-то вдруг наоборот говорит, что все это просто слухи, и опубликовано это было «в качестве слуха, с вопросительным знаком».

Йоханнес Вальстрём не спрашивает уважаемого главного редактора о том, действительно ли у него было достаточное количество достоверной информации, чтобы решится на публикацию сообщения о свадьбе Путина. Тот, кто знает, как часто работают не самые добросовестные российские издания, мог бы также спросить, не оказывала ли случайно предприятие Карнавал-стиль финансовую помощь газете – или автору статьи. Ведь единственный источник информации, названный в статье, имеет явную связь с данным предприятием. Написано там было дословно вот что:

– Владимир Путин вот уже как два месяца разведен и свободен от семейных уз, – сообщил наш информатор, близкий друг руководителя компании Арт-менеджмент центр Карнавал-стиль, которая участвует в закрытом конкурсе на право проведения свадьбы Владимира Путина. – Соответствующий штамп в паспорте ему поставили в одном из загсов Санкт-Петербурга. Это произошло в феврале. Среди клиентов компании Арт-менеджмент центр Карнавал-стиль такие монстры бизнеса, как LG, ООО «Уральская Сталь», ОАО «ГМК «Норильский-Никель», «Консультант+», «ВТБ», компания «Джонсон и Джонсон».

Ведь очень похоже на рекламную статью, не правда ли? Особенно то, что повторяется полное название данного предприятия, и называются престижные клиенты компании. Если уж сам источник анонимный, не следовало ли также оставить название предприятия в тайне, чтобы полностью сохранить анонимность источника? С другой стороны, сейчас предприятие получает возможность бесплатно давать опровержения и распространять информацию о своей деятельности во всех СМИ России и мира. В то же время, предприятие, конечно же, не может нести никакой ответственности за то, что говорил неназванный, и возможно даже несуществующий, «друг руководителя».

Но как высоко на самом деле можно оценить достоверность информации от «близкого друга руководителя» компании занимающейся корпоративными мероприятиями, относительно предстоящей свадьбы президента ? И если же президент действительно решил жениться, вероятно ли, чтобы он обратился за помощью к компании, занимающейся корпоративными мероприятиями? И если бы он все-таки это сделал, какова вероятность того, чтобы для этого устроили «закрытый конкурс на право проведения свадьбы»? И если бы все-таки такой конкурс устроили, вероятно ли, что при этом открыто называлось имя жениха и рассказывалось о том, что он уже разведен? Вероятность, допустим, в процентах? Или промилле?

Впрочем, чуть ниже в той же статье можно найти другого источника, чья достоверность мне кажется более высокой:

Правда, задать Кабаевой вопрос о предполагаемой свадьбе не удалось – вчера весь день она провела на заседаниях Госдумы. Но ее пресс-секретарь на этот вопрос ответила резким, как удар бича, словом «Нет».

А главного редактора, который не только все это опубликовал, но к тому же все еще верит в то, что это правда – именно его и пригласила на свой семинар Шведская Ассоциация Журналистских Исследований. Пригласили его для того, чтобы он рассказал, как обстоят дела серьезных журналистских исследований в России на сегодняшний день. Что, никого другого на самом деле нельзя было найти?