i По-русски

С днем рождения, Радио М!

eho22Моей любимой радиостанции сегодня исполняется 19 лет. Это уже серьезный возраст, тем более если подумать, что случилось с некоторыми другими медиа-проектами за эти годы. И что случилось с той страной, где 19 лет назад начала свою работу радиостанция Эхо Москвы.

В 1991-92 годах, когда я работал корреспондентом финской газеты «Кансан Уутисет» в Москве, я конечно же был постоянным слушателем Эха. Потом Эхо на долгое время пропало из моего поля зрения, и я слушал только передачи Радио Свобода, так как их можно было принимать на коротких волнах, и потом также по спутнику, когда я поставил у себя тарелку. Но скоростной интернет, конечно же, кардинально изменил ситуацию, и уже несколько лет я опять постоянный слушатель.

В редакции Эха я побывал всего три раза. В последний раз это было году в 2001-ом. Тогда я совсем неожиданно для себя попал в прямой эфир. На самом деле я хотел поговорить с журналистами чтобы понять что происходит в российских СМИ после принудительной перестройки НТВ, но вместо этого меня почему-то поставили в программу Персонально Ваш.

Еще я побывал в редакции Эха на улице Никольской в дни августовского путча 1991 года, когда станцию попытались закрыть. А в первый раз я посетил редакцию в апреле того же года, чтобы написать статью о «первой независимой радиостанции СССР». Помню, что меня с искренним удивлением спрашивали, откуда я знаю о существовании Эха. «А как же? Я ведь Ваш постоянный слушатель.»

Вот внизу та статья, которую я тогда написал, в моем русском переводе, в качестве подарка на 19-й день рождения любимой радиостанции. (В переводе наверняка есть куча ошибок, буду признателен за поправки. А оригинал здесь.) Главная же неточность в том, что Эхо Москвы на самом деле не являлась первой независимой радиостанцией СССР, ведь были же Европа плюс и еще пара станции примерно такого же толка, которые успели открыться до Эха. Однако, с журналистской точки зрения, они конечно же не представляли особого интереса.

Статья 1991 года:

Рекламное радио в Москве – гласность живет!

«Радио М – свободное радио свободным людям! Семь часов и Эхо Москвы начинает свою передачу. Температура в Москве четыре градуса выше нуля, погода пасмурная, идет дождь. По прогнозам Гидрометцентра, плохая погода, к сожалению, будет продолжаться всю неделю. В утреннем эфире новости каждые двадцать минут. Президент Советского Союза Михаил Горбачев на днях вернется после своего визита в Японию и мы можем вздохнуть от облегчения – ничего не случилось в его отсутствие…»

Так начинает свою передачу первая независимая радиостанция Москвы, Эхо Москвы. Прямой эфир идет прямо из центра города, несколько десятков метров от Красной площади. В распоряжении радиостанции две крохотные комнаты на бывшей улице 25-го Октября, которая ныне называется Никольской. Указателей никто не успел поменять; ведь это далеко не единственная улица, которой вернули старое название.

Студия в подвальном помещении переполнена оборудованием, и старые советские студийные магнитофоны размером с электроплиту практически не оставляют места четверым людям, которые работают с ними. Сергей Фонтон одновременно работает звукорежиссером, ведущим программы, и принимает звонки слушателей, пока Петр Журавлев редактирует свои новостные телеграммы, которые написаны на узеньких листах бумаги.

«Ельцина надо уважать»

Слушательница хочет покритиковать радиостанцию по телефону, пока играет музыка, но Фонтону удастся убедить ее выступить в прямом эфире. Она считает, что Эхо Москвы, и особенно комментатор Черкизов, слишком неуважительно относятся к Борису Николаевичу Ельцину. Фонтон терпеливо объясняет, что Эхо Москвы – это независимая радиостанция, которая не боится никого критиковать. В то же время он напоминает, что каждый журналист высказывает только свое мнение.

В конце прямого эфира, в 10 часов, усталые журналисты вздыхают с облегчением. Петр Журавлев встал раньше пяти часов утра чтобы написать свои новостные телеграммы и чтобы записать по телефону информацию корреспондентов из разных регионов Советского Союза. Раньше Эхо Москвы передавало свои программы только по вечерам, но с середины марта начались ежедневные трехчасовые утренние передачи. По утрам у Эха Москвы много слушателей, потому что центральное руководство СССР прекратило утренние передачи популярного Радио России.

Первая независимая радиостанция Москвы, Эхо Москвы, была основана в срочном порядке сразу после того, как в июне 1990 года был принят новый советский Закон о печати. Какое-то время закон был под угрозой, и он все еще висит в рамке на стене редакции. Передачи начались уже в августе, после того как станции удалось найти помещение и получить оборудование от Государственного радиообъединения, которое обеспечивает связь студии с передатчиком.

Первое время программы шли через старый армейский радиопередатчик, который был помещен в небольшом грузовом автомобиле, но сейчас в распоряжении радиостанции немного более современное оборудование. Передатчик находится на окраине города, и передачи на средних волнах в принципе слышны только в Московской области, хотя некоторые письма и приходили из Прибалтики и даже из Швеции.

Телефон не перестает звонить

Слышимость не всегда самая лучшая даже в пределах Москвы. Многие слушатели звонят на радиостанцию и жалуются, что власти глушат передачи Эха – ведь плохо слышно. С другой стороны, каждый день обязательно по крайней мере один человек связывается с радиостанцией только для того, чтобы полюбопытствовать, почему так долго не закрывают станцию, которая несет такой вздор. Другие же по телефону спрашивают, почему консервативному руководителю российских коммунистов, Ивану Полозкову, дали выступать в программе Эха Москвы, хвалят станцию до небес, или же посылают журналистов на три буквы. Телефон звонит не переставая, и по словам журналистов он звонил бы и по ночам, если бы только в редакции были люди, которые могли бы брать трубку.

Сейчас в Москве уже существует несколько независимых радиостанций, но новости и политические передачи есть только у Эха Москвы. Другие станции, более популярные, играют западную музыку, с которой чередуется только реклама. Работа радиостанции Эхо Москвы также полностью финансируется рекламой. Утром одна минута рекламы стоит 800 рублей, и рекламу передают в среднем шесть минут каждый час.

В работе по открытию радиостанции участвовали, и начальный капитал давали, кроме Ассоциации радио при Министерстве связи, также радикальный еженедельник Огонек, Московский городской совет и факультет журналистики Московского университета. В принципе часть прибыли принадлежит учредителям, но до сих пор все деньги шли в фонд развития радиостанции. Станция очень нуждается в более современном оборудовании, особенно если сбудутся планы о практически круглосуточном вещании.

Персонал радиостанции составляет чуть более десяти человек, из них пятеро – журналисты. Нужно пополнение, если сетку вещания расширят с нынешних семи часов в сутки. Зарплата постоянно нанятых журналистов – от 300 до 1.000 рублей. По нынешнему курсу, самая высокая зарплата где-то 150 финских марок в месяц.

Передача из Вильнюса консерваторам не понравилась

До сих пор самая длинная передача радиостанции длилась 13 часов. Передача вышла в январе, в связи с кровавыми событиями в Вильнюсе. Петр Журавлев рассказывает, что с Эха звонили в Литву через каждые 20 минут, и два сотрудника радиостанции срочно направились на место событий. Слушатели приходили в редакцию толпами, чтобы высказать свою поддержку, и незнакомые люди приносили голодным журналистам бутерброды и другую еду. Заполнить передачу не составляло никаких проблем – либеральные политики практически стояли в очереди чтобы сразу высказать свое мнение.

В то же время Журавлев напоминает, что Эхо Москвы ни в коем случае не хочет быть рупором только одного политического направления. Журналисты трудились, чтобы получить также комментарий Министерства обороны, и пытались связаться с министром обороны Язовым. Однако каждая попытка прерывалась где-то в середине бюрократической лестницы, и журналистам не удалось связаться ни с кем, кто решился бы прокомментировать ситуацию.

– Во всяком случае консервативная газета Советская Россия нас сильно ругала после той передачи. Я очень горжусь таким признанием – кому-то мы показались такими опасными, что нас надо публично очернить, говорит Петр Журавлев с улыбкой.

Калле Книйвиля
газета Кансан Уутисет, 20.4.1991
Оригинал статьи на финском языке: Mainosradiota Moskovassa – Glasnost elää!