i По-русски

Рост показаний вибрации…

Акт технического расследования аварии на СШ ГЭС был удален с сайта ведомства по техническим причиам. Однако, на некоторых других сайтах аналогичных технических проблем не возникло, и акт расследования можно скачать например отсюда, или отсюда. Кроме того, что во всем виноват Чубайс, там еще много интересного написано, стоит постмотреть. Вот здесь кое-что из того, что я сам записал в свой блокнотик.

В период с 21.04.2009 по 17.08.2009 наблюдался рост показаний вибрации турбинного подшипника гидроагрегата № 2, примерно в 4 раза.
Задания по изменению нагрузки ОАО «СО ЕЭС» – ОДУ «Сибирь» путем автоматического управления регулирования мощности АРЧМ – ГРАРМ не учитывали специфику, срок службы и фактическое состояние установленного гидроэнергетического оборудования.

Далее:

13.03.1980 Увеличение боя вала до 1,3 мм, большие протечки воды через уплотнение ТП (трещины на облицовке вала, вырывы резины на сегментах, повреждение верхнего и нижнего уплотнений турбинного подшипника) – гидравлический небаланс сменного РК (рабочее колесо).

21.07.2009 года была введена в промышленную эксплуатацию подсистема группового регулирования напряжения и реактивной мощности регулятора ГРАРМ (Акт приемки в промышленную эксплуатацию без номера от 22.07.2009 года, утвержденный главным инженером филиала ОАО «РусГидро»-«Саяно-Шушенская ГЭС им. П.С.  Непоржнего» А.Н.  Митрофановым).
В соответствии с требованиями п. 3.3.9 ПТЭЭСиСРФ установлено, что «условия, разрешающие пуск агрегата, его нормальный и аварийный останов и внеплановое изменение нагрузки, должны быть изложены в местных инструкциях, утвержденных техническим руководителем гидроэлектростанции и находящихся на рабочих местах оперативного персонала.
Значение всех параметров, определяющих условия пуска гидроагрегата и режим его работы, должны быть установлены на основании данных заводов-изготовителей и специальных натуральных испытаний».
Алгоритм воздействия на гидроагрегат ГРАРМ при получении команд от АРЧМ не согласовывался с заводом-изготовителем гидротурбин (письмо ОАО «Силовые машины» №7/03-192 от 14.09.2009).

Принятая в промышленную эксплуатацию подсистема допускала нахождение гидроагрегатов в зоне 1 (разрешенной к работе) и переходу через зону 2 (не рекомендованную к работе). При этом количество переходов не регламентировалось и не ограничивалось. Время нахождения в не рекомендованной зоне и скорости ее прохождения были установлены без согласования с заводом-изготовителем.

16.08.2009 г. в 20 час 20 мин. (мск) на рабочем месте сменного персонала ССДТУ Братской гидроэлектростанции (БГЭС) сработала пожарная сигнализация цифрового линейного аппарата зала (ЦЛАЗ) ООО «Иркутскэнергосвязь», размещенного в арендуемом у БГЭС помещении.

По данным оперативного журнала БГЭС связь по сотовому телефону была восстановлена с дежурным диспетчером ОДУ 16.08.2008 г. в 21час. 00 мин. Таким образом, отсутствие управления БГЭС со стороны ОДУ Сибири составило 40 мин.

17.08.2009 г. в 10 час.03 мин. аварийный режим был ликвидирован, связь восстановлена.

17.08.2009 в работе находились девять гидроагрегатов (станционные номера 1, 2, 3, 4, 5, 7, 8, 9 и 10), гидроагрегат ГА-6 выведен в ремонт, ГА-1, 2, 4, 5, 7 и 9 находились под автоматическим управлением регулирования мощности АРЧМ-ГРАРМ, ГА-3, 8 и 10 работали на индивидуальном управлении (в базе).

Как видно из сопоставления данных двух приведенных в тексте таблиц амплитуда вибрации подшипника крышки турбины ГА-2 с 08 час. 00 мин. до 08 час. 13 мин. увеличилась на 240 мкм (с 600 до 840мкм при максимальном значении до 160мкм), давление в отсасывающей трубе с 1,0 до 1,2 кГс/см2, давление под крышкой с 3,4 до 3,5 кГс/см2 все это происходило на фоне снижения мощности с 600МВт до 475МВт.

16.08.2009 в 23 часа 14 минут ГА-2 – был выведен из резерва (вид оперативного состояния оборудования, означающего полную готовность к вводу в работу и принятию нагрузки) по решению оперативного персонала станции и введен в работу с регулируемой нагрузкой по заданию филиала ОАО «Системный оператор единой энергетической системы» – ОДУ «Сибири» и был назначен персоналом станции приоритетным для изменения нагрузки при исчерпании диапазонов регулирования мощности.
Изменение мощности включенного в регулирование гидроагрегата №2 осуществлялось автоматически под воздействием регулятора ГРАРМ
в соответствии с командами АРЧМ.
На СШ ГЭС установлены гидроагрегаты с турбиной РО-230/833-В-677. Срок службы гидротурбин, установленный заводом- изготовителем – 30 лет. На момент аварии срок эксплуатации гидротурбины составлял 29 лет 10 мес. Данная гидротурбина имеет узкий регулировочный диапазон при напорах выше расчетных в зоне высоких КПД. При выходе из регулировочного диапазона гидроагрегат попадает в не рекомендованную для эксплуатации зону. Работа в данной зоне сопровождается переходными гидродинамическими процессами, пульсациями давления в проточном тракте и повышенной вибрацией гидроагрегата. Ограничения по работе турбины в не рекомендованной зоне эксплуатации заводом-изготовителем
не установлены.

В техническом задании на разработку ГРАМ не были сформулированы критерии, определяющие приоритеты работы гидроагрегата при групповом регулировании мощности, индивидуальное ограничение по мощности и зонам не рекомендованным к работе, не учитывались особенности режимов работы и конструкции гидроагрегатов. Не были установлены критерии выбора приоритетного агрегата и сроки сохранения приоритета. Алгоритм воздействия ГРАРМ на гидроагрегат в ходе автоматического регулирования мощности и частоты не согласовывался с заводом- изготовителем гидротурбины.

Вследствие многократного возникновения дополнительных нагрузок переменного характера на гидроагрегат, связанных с переходами через не рекомендованную зону, образовались и развились усталостные повреждения узлов крепления гидроагрегата, в том числе крышки турбины. Вызванные динамическими нагрузками разрушения шпилек привели к срыву крышки турбины и разгерметизации водоподводящего тракта гидроагрегата.
Кроме разрушенных, обнаружены шпильки, на которых отсутствуют следы срыва гаек. Это свидетельствует о том, что на момент аварии гайки
на шпильках отсутствовали.

Нормативы по контролю состояния и сроку службы узлов крепления, обеспечивающих герметичность гидротурбины, в документах завода-изготовителя и в эксплуатационных документах СШГЭС отсутствуют.
В ходе регламентных работ на СШГЭС контроль осуществлялся визуальным способом, не применялись методы неразрушающего дефектоскопического контроля в сроки обеспечивающие безопасную эксплуатацию оборудования (гидроагрегата).

Реализация Стратегии ОАО РАО «ЕЭС России» на 2003 – 2008 гг. предусматривала, что после 1 января 2005 года ремонтные услуги будут осуществляться не только собственным персоналом но и дочерними структурами генерирующих и сетевых компаний. Вывод ремонтного персонала из штатного расписания ГЭС в дочерние структуры и сложившийся характер договорных отношений, не сопровождался внесением в договора (ремонта и обслуживания) требований о регулярном контроле технического состояния оборудования.

Система непрерывного виброконтроля, установленного на гидроагрегате № 2 в 2009 г. не была введена в эксплуатацию и не учитывалась оперативным персоналом и руководством станции при принятии решений.
В период с 21.04.2009 по 17.08.2009 наблюдался рост показаний вибрации турбинного подшипника гидроагрегата № 2, примерно в 4 раза.
Задания по изменению нагрузки ОАО «СО ЕЭС» – ОДУ «Сибирь» путем автоматического управления регулирования мощности АРЧМ – ГРАРМ не учитывали специфику, срок службы и фактическое состояние установленного гидроэнергетического оборудования.



17.08.2009
гидроагрегат работал под нагрузкой, ротор вращался с номинальной частотой. С 08.12 происходило снижение мощности гидроагрегата № 2 по заданию автоматической системы регулирования мощности АРЧМ-ГРАРМ. При входе в зону эксплуатационной характеристики гидроагрегата, не рекомендованной к работе, произошел обрыв шпилек крышки турбины Под воздействием давления воды в гидроагрегате ротор гидроагрегата с крышкой турбины и верхней крестовиной начал движение вверх и, вследствие разгерметизации, вода начала заполнять объем шахты турбины, воздействуя на элементы генератора. (Рабочая документация гидроагрегатов не предусматривает стопорения гаек на шпильках. Письмо СШГЭС от 27.09.2009 №001/2438 подписанное Директором А.В.  Кяри).



17.08.2009 в 8 ч. 13 мин.
местного времени персонал, находившийся в машинном зале, услышал громкий хлопок в районе гидроагрегата № 2 и увидел выброс столба воды. На Центральном пульте управления сработала светозвуковая сигнализация, пропали оперативная связь, электропитание освещения, автоматики, сигнализации, защит и приборов. Через окно ЦПУ персонал зафиксировал, что из здания машинного зала идет поток воды, несколько пролетов здания разрушено.

По показаниям монтажника ООО ПСК «Авангард», г. Новосибирск, Марар П.И., в 8 часов 00 минут он находился на крыше монтажной площадки машинного зала для проведения работ по монтажу вентиляции. Получил разнарядку от бригадира. В этот момент началась легкая вибрация крыши машинного зала. Поначалу не придал этому значения. Затем вибрация усилилась, переросла в грохот. Затем огромный всплеск воды в сторону трансформаторов из помещения машинного зала, сопровождавшийся скрежетом металла и треском короткого замыкания. При усиливающихся всплесках воды и грохота происходило обрушение кровли машинного зала в районе 1-3 агрегатов.

При отсутствии связи с 8 часов 13 минут с ЦПУ никакие команды персоналу станции никто не отдавал. Со слов персонала, все попытки связи по сотовому телефону были безуспешными.
По материалам опроса главного инженера СШГЭС Митрофанова А.Н. и начальника смены Нефедова М.Г., в 8 часов 30-35 минут на сотовый телефон ЦПУ поступил звонок от заместителя начальника турбинного цеха Е.В. Кондратцева. Он спросил, что нужно делать, и нужна ли помощь. Также дежурный машинист Третьяков Н.Н.. Через Кондратцева Е.В. начальник смены станции Нефедов М.Г. передал распоряжение старшему дежурному машинисту Третьякову Н.Н.на сброс аварийно-ремонтных затворов верхнего бьефа. Затворы окончательно были закрыты не позднее 09 час. 30 мин. 17.08.2009. Сброс аварийных затворов в ручном режиме осуществляли Катайцев А.В., Кондратцев Е.В., Багаутдинов И.М., Майорошин П.А.
и Третьяков Н.Н.

  1. опуская пикантные технические подробности: ЛЮБОЕ сооружение под нагрузкой требует СИСТЕМАТИЧЕСКОГО ИНЖЕНЕРНОГО контроля

    однако за последние 20 лет всех инженеров заменили на менеджеров, ни копейки не выделили на ежегодный профилактический ремонт, что обязательно закладывалось при планировании в СССР.

    даже диверсия не нужна – catastrofa technogenus vulgaris, дальше их будет только больше.

    кстати, процесс смены проритетов в сторону именно менеджмента начал именно Чубайс

  2. ”Акт технического расследования причин аварии на СШГЭС…”

    1. Специалистам по гидравлическим турбинам хорошо известно, что на всех вертикальных гидроагрегатах результирующая осевая сила, возникающая при работе в турбинном режиме, всегда направлена вертикально вниз. Поэтому в гидроагрегатах зонтичного типа, каковым является гидроагрегат №2 СШГЭС, при работе в турбинном режиме (даже в зонах неустойчивой работы) не могли и никогда не могут возникнуть силы, направленные вертикально вверх, способные разорвать шпильки (даже при снижении их устало-коррозионной прочности) крепления крышки к статору турбины, приподнять и выдавить крышку и ротор гидроагрегата.
    Следовательно, заключение п.5 „Акта технического расследования причин аварии, происшедшей 17 августа 2009 года …“ о том, что „При входе в зону эксплуатационной характеристики гидроагрегата, не рекомендованной к работе, произошел обрыв шпилек крышки турбины“ является ошибочным.
    2. Далее в п.5 „Акта технического расследования причин аварии, происшедшей 17 августа 2009 года …“ указывается: „При выходе обода рабочего колеса на отметку 314,6 рабочее колесо перешло в насосный режим и за счет запасенной энергии ротора генератора создало избыточное давление на входных кромках лопастей рабочего колеса, что привело к обрыву перьев лопаток направляющего аппарата“.
    Из рассмотрения рис. 1 (http://bikol.narod.ru/turbina-akt.jpg ), на котором показано предполагаемое положение „обода рабочего колеса на отметке 314,6“, можно без особого труда установить, что величина статической составляющей аварийного давления Pavar имеет практически одинаковые значения во всей”проточной части” . Таким образом, на лопатки направляющего аппарата не действует сколь-нибудь заметный перепад давлений и, поэтому „обрыв перьев лопаток направляющего аппарата“не мог произойти вследствие „избыточного давления на входных кромках лопастей рабочего колеса“.
    Внешний вид разрушений верхних цапф лопаток, показанный на рис. 2. (http://bikol.narod.ru/turbina-akt.jpg ) свидетельствует,скорее всего о разрушительном механическом воздействии на направляющий аппарат гидротурбины №2.
    Следовательно, заключение п.5 „Акта технического расследования причин аварии, происшедшей 17 августа 2009 года в части обоснования причин „обрыва перьев лопаток направляющего аппарата“ гидротурбины №2 является ошибочным.
    Вывод:
    Комиссия технического расследования причин аварии на СШГЭС под председательством руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору г-на Кутьина Н.Г. не установила первопричину катастрофического разрушения гидроагрегата №2.
    БИКОЛ

Kommentarer inaktiverade.